Виталий Гаврилин (torbadusta) wrote,
Виталий Гаврилин
torbadusta

Category:

Конь, желающий стать шахматистом



Интервью с Геннадием Корбаном стоит посмотреть. Оно интересно сразу по нескольким причинам. Во-первых, заместитель Коломойского – достаточно искренний и открытый враг. Во-вторых, Корбан не шизеет вместе с остальной политической элитой хунты. Он логичен, а понимание логики врага дорогого стоит. Как результат, и это «в-третьих» – бандеровская оккупация Днепропетровской области бывшей Украины куда более организована, нежели в среднем по стране. Впору говорить о параллельной структуре власти, которая весьма условно действует в рамках, задаваемых Киевом.


К ядру новой региональной власти Корбан причисляет себя, Коломойского, Филатова и Святослава Олейника т.е участников финансово-промышленной группы «Приват». Придя к власти, они сделали ставку на местные элиты в борьбе с населением. Корбан не играет в «Едыну краину». Он прямо говорит о том, что люди в Донбассе восстали по идейным соображениям. Значительная часть населения Днепропетровской области настроено против украинского нацизма, особенно в Кривом Роге и Павлограде. Там, т.е. в Западном Донбассе, и на всей территории Днепропетровской области, бандитская «власть» бандитскими методами зачистила организованное подполье, которое начало возникать в ответ на нацистский переворот в Киеве.

Работа по нейтрализации недовольных активно ведётся и сейчас. Создаются и мониторятся группы для слива пассионариев-антифашистов. Днепропетровские бандиты при содействии киевских сообщников, контролируют транспорт, выявляют и расправляются над сторонниками Народных республик.

Силовой аппарат Днепропетровского Паханата состоит не только из структур, которые остались после развала Украины, но и из добровольческих неонацистских ОПГ. На вопрос журналистки об угрозе переворота, которая якобы исходит от «батальонов», Корбан ответил  следующее:

«Насчёт рисков угрозы, я считаю, что её нет. Потому что люди, которые служат в батальонах – это в основном добровольцы, патриоты и это люди, которые, в основном, не заинтересованы в свержении действующей власти. Да, есть много недовольств по тем или иным причинам, но это не та движущая сила, которая может рассматриваться как потенциальная хунта».

Трудно спорить, когда видишь это:


Хунта, то есть военное правительство из данного… материала точно не получится, а вот из его руководителей, которые по типу Корбана достаточно жестоки, циничны и умны – вполне себе. Впрочем, мясники из неонацистских ОПГ довольствуются возможностью бесчинствовать в «буферной зоне» – Корбану даже приходится принимать «воспитательные» меры. Не думаю, что он делает это из-за доброты душевной или желания прекратить беззаконие, просто градус ненависти населения к оккупантам не должен быть выше определённой отметки.

Наиболее знаковой частью интервью, на мой взгляд, является обсуждение действий киевских «властей». Корбан, как представитель криминальной власти в регионе, указывает на противоречия между регионами и центром. Киевской хунте выгодна грызня на местах, так как это позволяет играть на противоречиях и, тем самым, сдерживать процесс расползания территорий, некогда бывших Украиной. Но Корбану и его подельникам, как людям, контролирующим ситуацию на местах, нужна свобода действий и они берут эту свободу в нужных количествах. И это, с их точки зрения, правильно, потому что Украина отличается от России своим хуторянством: «Ей не нужен царь, ей нужен парламент, в котором будут представлены интересы автономных хуторов». Но «киевские кабинеты живут своей жизнью и оторваны от реальности» – поэтому нельзя исключить, что в скором времени действовать придётся без оглядки на них.

Комментируя ход карательной операции, Корбан говорит о ней, как о провалившемся блицкриге:

«- Местные политики должны понять, что если у них не удался блицкриг, то тогда нужно снять корону и договариваться, так как это делают в бизнесе.
- С кем? С Путиным?
- Не знаю, может быть и с Захарченко, я бы договаривался».

Корбан однозначно выразил своё отношение к войне в Донбассе как к сверхприбыльному бизнесу, а спустя мгновение начал проникновенно рассказывать о том, как «не должны гибнуть люди». Получилось неубедительно и дальше это становится ещё очевиднее.

Сломать и раздавить Донбасс с наскока у карателей не получилось. Корбан признаёт, что Украина пошла по наихудшему сценарию – югославскому. Из него есть два выхода – воевать или договариваться. Но у киевских властей нет окончательно принятого решения ни о войне, ни о переговорах.

Текущее положение дел на фронте Корбан описывает как цугцванг – шахматную ситуацию, при которой каждый следующий ход заведомо невыгоден. Кому-то придётся окончательно решить что дальше – война или договор, а возможно и пат – ситуация, при которой противоположная сторона не может воспользоваться правом хода, т.е. ничью. Для этого и нужны будут «переговоры», о которых хунта запоёт после того, как Дебальцевский котёл станет суровой реальностью.

Описание реальной войны, на которой гибнут люди, как игры на шахматной доске, не оставляет ничего от напускного человеколюбия Геннадия Олеговича. Корбан считает себя шахматистом, и напоследок говорит о некой фигуре, которой следует пожертвовать ради успеха хитрой комбинации. Как мне кажется, речь идёт о «шоколадном короле», который до сих пор лавирует между миром и войной и мешает Коломойскому. Вот только решать это будут настоящие западные гроссмейстеры, приблизиться к которым Корбану не светит никогда.


Tags: Донбасс, Корбан, бывшая Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments