November 23rd, 2012

Щаркор

Вражеское государство

Оригинал взят у varjag_2007 в С 1-го января украинцев лишат русских имен


С 1 января новые биометрические паспорта оставят гражданам Украины только один вариант написания имени – украинский. Никита бесповоротно станет "Мыкытой". Тотальное молчание политиков и СМИ в этом вопросе удивляет, пишет Глеб Плотников на сайте NCTV.

С нового года граждане Украины начнут получать новые биометрические украиноязычные паспорта. Отказ от русской транскрипции имени в документах стал отсроченным выполнением мечты украинских патриотов. И непохоже, что юго-восток готовится этому противостоять.

В нашей жизни полным-полно вопросов, которые с повестки дня никто не снимал, но их острота звучания при этом заметно притупилась. Однако подпись украинского президента, поставленная под законопроектом о введении биометрических паспортов, вполне может стать той самой "живой водой", которая окропит, казалось, уже архивную тему имен. Тех самых имен, что носят граждане Украины.

До недавнего времени в стране существовало прочное – как и все временное – статус-кво. В паспортах, которые после 1991 года получали граждане Украины, было зафиксировано два написания имени: на государственном и русском языках. И хотя основной формой считалась именно украинское написание, делавшее Николая Мыколой, а Владимира – Володымиром, это не доставляло особого дискомфорта русскоязычным.

Остальные документы постепенно переводились на государственный язык. В водительских правах, которые выдавали на юго-востоке страны лет 10 назад, имена писали в русской транскрипции. Но когда была введена международная форма документа (размером с кредитную карточку) имена вносили уже только на украинском. Та же ситуация и с загранпаспортами: приходилось объяснять иностранцам, почему тебя следует звать Никита, если в документе написано "Мыкыта".

Спустя полтора десятилетия оказалось, что практически во всех документах, включая земельные акты, дипломы о среднем и высшем образовании и нотариальные доверенности русская транскрипция имен уступила место украинской. Но это все вызывало протест только у отдельных жестких противников украинского госпроекта, которые время от времени устраивали показательные демарши, выигрывали суды и добивались сохранения исключительно русской формы собственного имени. Всех остальных – особенно тех, чьи имена не меняли звучания от перевода на украинский – ситуация не особенно заботила.

Возможно, что свою роль играл тот факт, что двухвариантность имени была зафиксирована в главном документе страны. Но инициатива по внедрению новых паспортов рискует этот финальный барьер отправить в небытие. Опыт внедрения биометрических паспортов говорит лишь о том, что вариант написания имени там может быть только один. И нет никаких сомнений, что им станет украинский.

Сейчас, когда в стране только утихли идентификационные склоки 90-х, когда ушел очередной рецидив нацстроительства под руководством Виктора Ющенко, эти темы перестали быть в фокусе общественного внимания. Закон о паспортах обсуждают с точки зрения потенциальной коррупции, облегчения визового режима или износостойкости новых документов, но никто не спорит о языке заполнения.

Партия регионов, которая совсем недавно приняла закон о языках региональных меньшинств, может сколько угодно бить себя кулаками в грудь. Но при Ющенко четырехлетний сын моей знакомой крымской семейной пары, получил свидетельство о рождении на русском языке. А его младшей сестре, появившейся на свет три месяца назад, уже выписали аналогичный документ на украинском. Проигнорировав все ссылки родителей на упомянутый закон, один из пунктов которого гласил, что документ заполняется в соответствии с пожеланием гражданина.

По сути, Украина сейчас стоит у поворотного момента – с 1 января, когда новые биометрические паспорта пойдут "в народ", этот самый народ будет получать одно-единственное имя – в украинской транскрипции. И, казалось бы, уже позабытая мечта националистов о полной украинизации юго-востока приблизится к воплощению.

Тут можно поставить точку — обличив, разоблачив и вознегодовав. Но вопрос в том, как поведет себя юго-восток, о сохранении русскости которого так заботились в Кремле. Тотальное молчание вокруг этой темы красноречиво. То ли для русскоязычных граждан Украины вариант написания имен действительно вторичен, то ли масштаб происходящего еще не докатился до людей, озабоченных вопросами бытового выживания.